ЯЗН Глава 116

Предыдущая глава Следующая глава


Глава 116: Название содержит спойлер, поэтому находится в конце главы

«Щит наверху блокирует выход наружу, — равнодушно объяснил он, — я не могу пробить его, но после целого месяца наблюдений, я выяснил, что молнии искривляют его».

Безысходности в глазах Чу Юйянь как не бывало, они вновь сияли жизнью и даже чуточку шармом. Мэн Хао поднял руку и сжал пальцы, с шипением из кучи камней вылетела змея и приземлилась прямо ему в ладонь. Со змеей в руках он спокойно посмотрел на Чу Юйянь, не утруждая себя дальнейшими объяснениями, он схватил ее за упругую талию. Она тут же залилась краской, рука Мэн Хао коснулась ее кожи, изорванный наряд Чу Юйянь сейчас с большой натяжкой можно было назвать одеждой.

На летающем мече он вместе с Чу Юйянь взмыл вверх. Преодолев слой тумана, они оказались рядом со щитом. Мэн Хао швырнул змею в прозрачную завесу. Чу Юйянь не стала отворачиваться и увидела, как плоть змеи превратилась в кровавую дымку, а скелет упал вниз. Судя по выражению ее лица, она явно не ожидала такого поворота. Мэн Хао хлопнул по своей бездонной сумке и запустил в щит дюжину летающих мечей, от столкновения клинки обратились в горстку пепла.

После демонстрации Мэн Хао одарил Чу Юйянь холодным взглядом, после чего крепко прижимая к себе, он вернул их на дно вулкана. В объятиях Мэн Хао она чувствовала себя странно. На земле она сразу же отскочила от него, словно испуганная лань.

«Что за пилюля тебе нужна?» — спросила она спокойно.

«Пилюля Семи Гроз», — сказал он с ничего не выражающим лицом.

«Пилюля Семи Гроз?» — нахмурила брови Чу Юйянь, ей еще не доводилось слышать о такой целебной пилюле.

«Я нашел упоминание о ней в древних руинах, она может вызвать молнии самих Небес. Если ты сумеешь изготовить ее, тогда мы сможем выбраться отсюда», — он замолчал, позволив ей самой оценить плюсы и минусы этого плана. Дальнейшие объяснения наверняка вызовут дополнительные вопросы, а он не хотел случайно направить ход ее мыслей в ненужное русло.

Немного помолчав, она, наконец, приняла решение: «Для изготовления пилюли мне потребуется алхимическая печь».

Хотя ей не доводилось слышать про Пилюлю Семи Гроз, щит она видела своими собственными глазами. Мэн Хао хлопнул по бездонной сумке и вытащил маленькую алхимическую печь размером с руку. Прошлым ее владельцем был Шангуань Сю, как раз в ней он планировал изготовить пилюли.

«Нефритовая Печь Семи Звезде! — пораженно выдохнула Чу Юйянь. Она слышала про нее, несравненного качества и невероятно ценная. Она перевела взгляд с печи на Мэн Хао и сказала. — Помимо алхимической печи мне так же потребуется огонь неба и земли».

Мэн Хао взмахнул рукой и вызвал два деревянных меча. Оба клинка вонзились в землю и спиралью ушли вниз. Через секунду раздался рокот, из земли вырвался поток раскаленного воздуха вместе с двумя деревянными мечами. Из небольшой дыры, вырезанной клинками, полыхнуло пламя. Это был земной огонь. Оказалось, вулкан, куда они угодили, не был потухшим. При помощи своей Культивации Мэн Хао заранее всё проверил и был на семьдесят-восемьдесят процентов уверен, что сможет добыть пламя.

«У тебя есть алхимическая печь и земной огонь, — тихо сказал Мэн Хао, — что еще тебе нужно?»

Чу Юйянь завороженно смотрела на алые язычки пламени, вырывающиеся из дыры в камне. Чувствуя жар пламени, и глядя на алхимическую печь в руках Мэн Хао, она не могла не признать, что это место как нельзя лучше подходит для занятия алхимией.

«Мне нужно восстановить немного Культивации», — сверкнула глазами Чу Юйянь.

Мэн Хао пристально посмотрел на нее, после чего взмахнул рукой и перед девушкой завис в воздухе духовный камень низкого качества. Появление духовного камня вселило в нее надежду, своей изящной рукой она тут же схватила его. Сжав зубы, по примеру Мэн Хао она рассекла ладонь об острый камень. От боли ее лицо побледнело, а тело задрожало. После чего она вонзила духовный камень в рану. Затем она скрестила ноги и погрузилась в медитацию. Когда через час ее глаза открылись, Культивация в теле девушки восстановилась до второй-третьей ступени Конденсации Ци.

«Где рецепт пилюли, — сказала она, поднимаясь, — так же мне понадобиться бездонная сумка».

Ее внешний вид восстановился вместе с Культивацией, ее коже вернулся прежний люстр и мягкое сияние. Она посмотрела на Мэн Хао, который вытащил нефритовую табличку и прижал к своему лбу. Спустя пару секунд он швырнул ее Чу Юйянь, потом передал ей множество целебных трав.

«Пилюля Семи Гроз состоит из семи малых пилюль. На нефритовой табличке записан первый из семи рецептов. У меня ингредиентов всего на две попытки, если ты облажаешься, нам отсюда не выбраться». Он швырнул ей алхимическую печь вместе с пустой бездонной сумкой. Словно говоря, что разговор окончен, он молча сел, скрестил ноги у входа в пещеру и закрыл глаза, погрузившись в медитацию.

Чу Юйянь нахмурилась. Она бесшумно подняла алхимическую печь и положила целебные травы в бездонную сумку. Потом подошла к скважине земного огня и некоторое время внимательно изучала пламя, потом переключила свое внимание на нефритовую табличку.

Мэн Хао сквозь слегка приоткрытые глаза посмотрел на задумчивую Чу Юйянь, после чего вновь их закрыл. Пилюля Семи Гроз, конечно же, была Пилюлей Совершенного Основания. Только изготовив эту пилюлю, он сможет привлечь молнии Треволнения Грома, что в свою очередь поможет ему пробить щит.

Нет сомнений, что в процессе алхимических манипуляций в сердце Чу Юйянь начнут зреть сомнения и подозрения. Однако Мэн Хао это не волновало. Пилюлю Совершенного Основания можно получить только, если собрать все семь малых пилюль, пропусти хоть одну и ничего не выйдет. Сами по себе малые пилюли были абсолютно бесполезны. Только вместе от них будет толк. У Мэн Хао уже имелось две малые пилюли, которые Чу Юйянь не сможет воспроизвести.

«Это очень странное место, — подумал он про себя, — с восстановленной Культивацией нужно еще раз его обследовать. Особенно то кровавое озеро».

С этой мыслью он поднялся, прошествовал мимо сидящей Чу Юйянь и растворился в тумане. Чу Юйянь посмотрела ему вслед, а затем на свою руку из которой торчал духовный камень.

«Духовного камня низкого качества недостаточно, чтобы активировать метку… Нужен хотя бы духовный камень среднего качества. Хотя даже с ним я не до конца уверена в успехе. Спустя целый месяц никто из Секты так и не объявился, это ли не доказательство того, что щит может подавить вообще всё. Пусть так.  Я изготовлю Пилюля Семи Гроз для него. Пока это лучший шанс выбраться отсюда».

С легким вздохом она вернулась к нефритовой табличке. Она, как никогда раньше, внимательно изучала ее содержимое, даже со своим учителем она не проявляла столько серьезности, как сейчас.

Семь дней пролетели словно миг. Мэн Хао так и не вернулся к Чу Юйянь, вместо этого он расположился в выдолбленной в скале пещере в трех сотнях метрах от озера крови. Перед ним лежали деревья Весны и Осени. Его лицо было бледным, а тело сотрясала судорога. В руках у него лежало одно из деревьев Весны и Осени. Он открыл глаза и тяжело выдохнул. Его дыхание превратилось в трехцветный цветок, который походил на демоническое лицо. Оно свирепо ухмыльнулось и медленно растворилось в воздухе. Его взгляд скользнул по десяти деревцам, разложенным перед собой. Только что с помощью древа Весны и Осени он успешно пережил вспышку яда.

«Древо Весны и Осени действительно смогло подавить яд, алхимик не соврал», — заключил Мэн Хао, взмахом рукава он сгреб остальные деревья, привел в порядок Культивацию и вновь окинул взглядом кровавое озеро. Они горели решимостью.

«Место невероятно причудливое, словно оно было каким-то образом запечатано. Да и это кровавое озеро… я застрял здесь на целых два месяца, за столько времени кроме того раза у озера я нигде не чувствовал опасности. Не стоит всецело надеяться на Пилюлю Совершенного Основания. В случае неудачи у меня должен быть запасной план. Во всем это месте озеро, пожалуй, выделяется сильнее всего. Более того меня не покидает ощущение, что печать на этом месте каким-то образом связана с кровавым озером».

Он медленно поднялся и вышел из пещеры. Из его рта вырвался электрический росчерк, который превратился в туман и обвился вокруг него. Только после этого он настороженно приблизился к озеру крови. Когда он прошел отметку в триста метром, по неподвижной поверхности озера прошла рябь. Его глаза заблестели, и он сделал еще один шаг вперед.

Чем ближе он подходил, тем неспокойней становилось озеро. Постепенно начал нарастать рокот и из воды на спинах множество кровавых фигур, чьи лица искажала агония, медленно начал подниматься темно-зеленый каменный алтарь. На вершине по-прежнему высился трон, на котором сидел мертвец в маске. Всё выше и выше, пока из воды не показалась уже половина алтаря. Мэн Хао остановился и медленно начал пятиться назад. Он с удивлением заметил, что алтарь тоже прекратил подниматься из воды, и вторя ему, начал медленно опускаться обратно в кровавую пучину.

«Забавно до дрожи», — прошептал Мэн Хао. Он вновь замер, после чего уверенно пошел вперед. С его приближением мужчины и женщины, подпирающие алтарь, завыли. Алтарь тем не менее продолжал подниматься, вскоре он поднялся из озера на сто пятьдесят метров. Мэн Хао замер, он заметил, что под алтарем скрыт некий массивный объект. Снаружи выглядело будто алтарь поднимают эти окровавленные мужчины и женщины, на самом деле его выталкивало нечто в глубинах озера.

Окруженный туманом, Мэн Хао на мгновение даже перестал дышать, затем он вошел в тридцатиметровую зону у озера. Алтарь поднялся еще выше и тут из кровавого озера показалась огромная голова. Алтарь располагался на ее макушке. Он оказался триста метров в диаметре из темно-зеленого камня.

Голова оказалась неживой, а высеченной из камня, когда Мэн Хао добрался до берега, она уже полностью вышла из вод озера. Кровь лилась из всех отверстий этого лица, искривленного в жуткой гримасе. Каменный рот открылся и прогремел голос из глубин веков: «Древний Клан Погибели, Наследие Кровавого Бессмертного. Войди в море крови, девять отворятся в Южном Пределе, возвестив об этом всему сущему. Только один… сможет обрести линию Кровавого Бессмертного!»[1] Голос звенел прямо в голове у Мэн Хао, заполняя череп мощным эхом.

Глава 116: Наследие Бессмертного!


[1] Под линией подразумевается «линия учения». Пример из реального буддизма. Понятие «школы» 宗 предполагает длительность существования и определенную преемственность учения. В силу этого для любой школы важно выстраивание линии передачи учения. Каждая китайская буддийская школа возводила свое основание к той или иной значимой фигуре, реальной или легендарной. В нашем случае, учение возводится к Кровавому Бессмертному.


Предыдущая глава Следующая глава

Реклама