ЯЗН Глава 127

Предыдущая глава Следующая глава


Глава 127: Это Я Тебе Обещаю

С появлением разъяренных людей мастифф Мэн Хао взревел. В прыжке зверь превратился в размытый красный смерч, который окружил Мэн Хао. Кровь полилась рекой, тела погибших варваров кубарем скатывались вниз по склону горы. Смерть товарищей не пугала напирающих снизу варваров, скорее наоборот только распаляла их желание убивать. Взмывшая до небес ярость мастиффа защищала небольшой пятачок земли вокруг Мэн Хао. Наступающие враги столкнулись с жестоким сопротивлением, никто не мог даже приблизиться к Мэн Хао.

Тело Мэн Хао дрожало, но он усилием воли держал свои глаза открытыми. Он слышал грохот от атак мастиффа, видел нескончаемый поток людей, но помочь ничем не мог.

Время шло, кровь рекой текла по склонам горы. Неистовое сопротивление мастиффа создало вокруг Мэн Хао непреодолимый круг диаметром тридцать метров. Варваров погибло уже столько, что у основания горы образовалась гора из их окровавленных тел. Один день, второй… за все это время мастиффу ни разу не удалось отдохнуть. Варвары шли вперед нескончаемым потоком, их натиск не ослабевал ни на секунду. На второй день в толпе появились, облаченные в варварскую броню, Практики стадии Создания Ядра.

Между зверем и людьми разгорелась ожесточенная битва, животный рев и человеческие крики смешались воедино. К ночи второго дня мастиффу удалось убить трех варваров стадии Создания Ядра, хотя и его ранили в процессе. После этого наступило затишье, варвары отступили. Весь мир погрузился в тишину.

В оцепенении Мэн Хао посмотрел на своего спутника: одна его нога оказалось сломанной, да и сам пес выглядел ужасно вымотанным. За два дня ему ни разу не удалось отдохнуть или съесть целебную пилюлю. В этом танце со смертью мастифф не позволил кому-либо навредить Мэн Хао. Более того в своем неистовстве пес не дал нападавшим даже ступить в тридцатиметровый круг.

Борясь с усталостью, мастифф лег рядом с Мэн Хао и лизнул его руку, словно хотел, чтобы его погладили по голове. На вершине горы лежало двое: человек и собака. Один не мог пошевелиться, а второй восполнял силы, готовясь защищать своего хозяина до скончания времен.

Мэн Хао смотрел на мастиффа, в его сердце нарастало новое, раннее невиданное чувство теплоты. Оно затопило каждый уголок его тела. Это существо было щенком, Кровавым Божеством с совсем крошечным духовным сознанием, и несмотря ни на что… мастифф не бросил его. В ситуации, когда нет надежды на победу, он не ушел, вместо этого встав на его защиту. Учитывая накапливающуюся усталость и множащиеся раны, если мастифф продолжит сражаться, он в конце концов погибнет. Вопреки всему он остался рядом с Мэн Хао, чтобы защитить его.

Вскоре занялся рассвет, вместе с первыми лучами солнца пришли людские крики. Казалось в воздух проник Ци стадии Создания Ядра. Вновь варвары под громогласные вопли устремились в атаку на вершину горы.

Мастифф… посмотрел на Мэн Хао, лизнул ему руку, после чего развернулся и бросился на нападавших.

Мэн Хао не мог пошевелиться. Ему оставалось ничего другого, кроме как наблюдать за разворачивающейся перед ним битвой. Он даже не мог повернуть голову. Видя лишь половину мира, он не мог даже заглянуть вниз и увидеть, что происходит на склоне горы.

В течение целого дня лай и душераздирающие вопли ударяли ему в уши снова и снова. Он не знал насколько серьезная битва разгорелась внизу, но то, что никто так и не смог достичь тридцатиметрового круга, говорил о многом.

С наступлением ночи всё стихло. Спустя время за которое сгорает палочка благовоний мастифф наконец вернулся к Мэн Хао и лег рядом. Его спина была странно выгнуты, затрудняя движение, варвары сумели сломать еще одну ногу и отломать один из длинных зубов.

Ци мастиффа ослабел, ранее роскошный мех весь слипся от крови. Пес медленно истекал кровью, но не прекращал лизать руку Мэн Хао. Он едва уловимо заскулил, словно пытаясь рассказать Мэн Хао о том, что сегодня произошло. Словно он пережил всю эту боль и страдания ради одного момента, когда вернется к Мэн Хао, и тот нежно погладит его по голове. В его сердце Мэн Хао стал… семьей. Они сражались вместе, он рос рядом с ним. Мэн Хао давал ему целебные пилюли, и когда бы он не посмотрел на мастиффа его взгляд оставался теплым и ободряющим. Всё это постепенно превратилось в абсолютное доверие к Мэн Хао. Этот человек стал для пса опорой, поэтому он пойдет на все, чтобы защитить его.

На четвертый день вновь раздались крики и вой. Мэн Хао не мог унять дрожь, слыша печальный вой своего единственного товарища. Он отчаянно хотел подняться на ноги, но не мог. Вспышка яда принесла с собой мучительную боль. Взмокший от пота юноша мог только сидеть и смотреть на магические символы на каменной стеле. Это всё, что он мог сейчас сделать.

И на четвертый день никто не смог преодолеть тридцатиметровый круг Мэн Хао. Этой ночью, когда звуки сражения стихли, мастиффу понадобился целый час, чтобы приползти обратно к Мэн Хао.

Мэн Хао видел кровавый след, оставленный мастиффом на земле, сломанные зубы и спину, искривленную под странным углом. Пес обессиленно упал рядом Мэн Хао и лизнул его ладонь. Тихо скуля, он словно пересказывал события наконец закончившегося дня.

Глаза Мэн Хао покраснели, он не видел мастиффа, но мог почувствовать насколько ослабел его Ци. Благодаря яду он стал не сильнее обычного смертного и прекрасно понимал, что без защиты мастиффа он бы не дожил до рассвета второго дня. Вот только у всего есть цена. С каждым днем мастифф слабел, очень скоро придет день, когда его верный друг уйдет сражаться и больше не вернется…

Мэн Хао усилием воли держал свои глаза открытыми. Он буравил взглядом магические символы на каменной стеле в надежде обрести просветление. Но как бы он не старался понимание всё не шло. Как будто… это были обычные символы, которые не имели никакого отношения к нему, чужаку.

И вот, настал пятый день…

В этот день отчаянные крики, долетающие до Мэн Хао были громче, чем когда-либо раньше. На сей раз люди сумели преодолеть тридцатиметровый круг Мэн Хао, но прежде чем они успели что-либо сделать их разорвало на кусочки. Кровавый дождь окатил Мэн Хао, и до него донесся невероятно печальный вой мастиффа. Этой ночью мастиффу потребовалось четыре часа, чтобы вернуться. Он не прикоснулся к хозяину, а просто рухнул рядом. Кровь медленно стекала из его пасти, а жизненная сила походила на маленький колыхающийся огонек. Казалось только несгибаемое упрямство до сих пор держало его в живых. Несмотря на свое ужасающее состояние он и дальше будет… защищать Мэн Хао.

Мэн Хао с трудом разомкнул ссохшиеся губы, его тело трясло и пронзало нестерпимой болью. Он не мог пошевелиться, но каким-то чудом выдавил из себя: «Уходи! Уходи… отсюда… Слышишь меня? Уходи!”

Он не видел мастиффа, только черное как смоль ночное небо. Мастифф поднял голову и посмотрел на Мэн Хао, затем перевел взгляд на сияющую дверь и заскулил, будто он понял сказанное.

«Я приказываю тебе уйти!» — задыхаясь просипел Мэн Хао, каждое слово требовало невероятных усилий.

Массивное тело мастиффа вздрогнуло, а в глазах мелькнула печаль. Он с трудом поднялся на ноги и лизнул лицо Мэн Хао. Проигнорировав приказ, он лег рядом с Мэн Хао, вместо того, чтобы… уйти.

У Мэн Хао сердце кровью обливалось. Его покрасневшие глаза раз за разом осматривали символы на каменной стеле. Внезапно их на секунду затуманило, словно он сумел уцепиться за что-то, но это новое чувство исчезло также быстро, как появилось. На заре шестого дня у подножья горы вновь послышалось движение. С ревом мастифф поднялся на ноги, одарил Мэн Хао прощальным взглядом и устремился вниз.

После его ухода Мэн Хао, дрожа, оперся на руку и медленно поднялся! В его глазах мерцало две Запредельные Лилии. Он вскинул голову к небесам, из его горла вырвался рев, который он сдерживал все эти шесть дней. Его глаза полыхнули жаждой убийства, и он взлетел в воздух. Будучи в небе, он заметил здоровяка с огромной дубиной, ею верзила хотел размозжить голову мастиффа, который сейчас бесформенной грудой лежал на земле.

Лицо Мэн Хао потемнело от гнева. Он поднял руку и выпустил в здоровяка грозовой туман. Здоровяк оказался на стадии Возведения Основания, поэтому туман с громким хлопком отшвырнул его назад. Более того множество варваров начали в страхе пятиться.

Мэн Хао встал между мастиффом и ордой варваров. Когда он поднял руку из бездонной сумки со свистом вырвалось сотни летающих мечей и два деревянных меча. Они начали кружить вокруг Мэн Хао, постепенно превращаясь в огромный водоворот острой стали. Мэн Хао что-то крикнул, и летающие мечи взорвались. Металлические осколки разорвали всех стоящих неподалеку варваров. Когда их душераздирающие вопли стихли у основания горы внезапно появилось восемь человек с аурами стадии Создания Ядра. Они устремились прямиком к горной вершине.

Мэн Хао молчал, в сущности он вообще не обратил внимание на приближающиеся фигуры. Сейчас он смотрел на хватающего ртом воздух мастиффа, которого, судя по всему, от смерти отделял один шаг. Мэн Хао опустился на колени и нежно погладил изломанное тело своего товарища. Пес слабо дернулся и попытался открыть рот, чтобы лизнуть ему руку, но не смог.

Мэн Хао перевел взгляд на мерцающие магические символы на каменной стеле, по-прежнему игнорируя приближающиеся фигуры. Глядя на стелу, перед его глазами предстали сцены: шести последних дней; как мастифф рисковал своей жизнью в смертельной битве; как маленький щенок радостно следовал за ним по четвертой формации; как во второй формации маленький, пушистый комочек раз за разом бросался в битву вместе с ним; как в начале турнира за Наследие Кровавого Бессмертного совсем крохотный щенок появился на его ладони, и как тот лизнул ему руку своим маленьким языком. Он не удержался от вздоха.

«Я должен был понять раньше, — мягко произнес Мэн Хао, — эти магические символы не слишком отличаются от Восьмого Заговора Заклинания Демонов».

Один взмах руки и магические символы пропали. Теперь они были начертаны на его сердце, магический текст точь-в-точь повторят тот, что совсем недавно мерцал на каменной стеле. Рука Мэн Хао легла на спину мастиффа, внутри пса появилось алое сияние, а вместе с ним леденящий кровь холод, который распространился во все стороны.

Холод заморозил варваров стадии Создания Ядра на месте прямо в воздухе. И не только их. Алое сияние накрыло всю гору варваров, все земли до самого горизонта, целый мир заполнил леденящий холод цвета крови. На это место… легла печать мороза. Ничто в этом мире не могло пошевелиться.

Мэн Хао присел, удивленно смотря на мастиффа. Пятая формация, каменная стела и просветление целиком и полностью зависело от действий Кровавого Божества… Участник турнира за Наследие и Кровавое Божество должны были сформировать определенный уровень близости.

Спустя какое-то время Мэн Хао поднял лежащего мастиффа. Они поднялись на вершину горы и покинули пятую формацию, оставив на мире позади печать крови.

Мэн Хао точно не знал, как остальные преодолели эту формацию, но для него смысл формации был в укреплении связи между участником турнира и Кровавым Божеством. Он не знал, как повели себя Кровавые Божества остальных, но его мастифф несмотря ни на что всегда возвращался к нему. Усталый и раненый он всегда ложился рядом и облизывал его ладонь. Для Мэн Хао этот пес стал… частью его жизни.

«Наследие мне более не интересно. Мне до него нет никакого дела. Но я собираюсь приложить все усилия, чтобы вытащить тебя отсюда. Это я тебе обещаю!»


Предыдущая глава Следующая глава

Реклама