ЯЗН Глава 136

Предыдущая глава Следующая глава


Глава 136: Чжоу Дая!

На лице Мэн Хао стояло точно такое же выражение, как и у пролетевших мимо него десяти Практиков. Он продолжил свой полет, только уже не так быстро. Довольно скоро остальные Практики нагнали его, некоторые даже перегнали. Он не бросился бежать, а просто последовал за ними, по-прежнему претворяясь, что он, как и они, разыскивает источник Треволнения Небес и молнии Треволнения Грома.

«Почему началось Треволнение Небес? — спросил Мэн Хао мимоходом и с задумчивым видом добавил. — Разве здесь есть что-то особенное, способное вызвать всё это?»

«Хороший вопрос! Мне еще не доводилось видеть Треволнение Небес такого размаха. Это может быть вздор, но есть ли шанс, что кто-то пытался преодолеть Треволнение? Правда никто этого не делал с древних времен, теперь об этих подвигах можно прочитать только в старинных манускриптах…»

«Согласен, очень уж всё странно…»

К середине дня облака Треволнения начали расступаться, пропустив лучи полуденного солнца. Около тысячи Практиков обыскивали каждый камень, пока, наконец, не обнаружился вулкан. Прежде чем кто-либо успел войти три луча света вспыхнули над головами всех присутствующих, каждый луч был около трехсот метров в ширину. Из них появились три человека. Троица исчезла в жерле вулкана слишком быстро, чтобы кто-то успел разглядеть их лица. Но даже не видя лиц, все почувствовали исходящую от этих людей мощнейшую ауру, такая бывает только у Практиков поздней ступени Создания Ядра на стадии Ложного Зарождения Души.

Стоя в толпе, Мэн Хао и ухом не повел, лишь его зрачки слегка сузились. Мгновение спустя троица выбралась из чрева вулкана, они пробежали глазами по толпе, позволив всем разглядеть их лица.

«Это Старейшины Синего Облака!»[1]

«Да, это они. Они Распорядители Внешней Секты Черного Сита…»

«Это место находится под контролем Секты Черного Сита, их появление вполне предсказуемо. Теперь, когда они здесь, оставаться больше нет смысла…»

Черные халаты с узором из цветов и облаков трех престарелых Практиков трепал ветер. Окинув взглядом толпу, старики о чем-то посовещались, а потом один из них выкрикнул: «Это место запечатано, вон отсюда!»

Они сели в позу лотоса. Один из трех стариков вытащил нефритовую табличку. После одного взмаха рукава нефритовая табличка превратилась в черный дым, который исчез в небе.

Мэн Хао также, как и все остальные Практики, понуро полетел прочь.

«Значит это место находится рядом с Сектой Черного Сита…» — размышлял Мэн Хао, глядя вдаль. Внезапно он ускорился и превратился в радужный луч света. Правой рукой он хлопнул по сумке ИньЯнь и уставился на выпрыгнувшую оттуда нефритовую табличку с картой.

«Ого, ветер из-под крыла Птицы Пэн забросил меня… аж до самой Секты Черного Сита… Интересно, как поживает Старшая Сестра Сюй?» — подумал он, в голове вспыхнули образы далеких дней в Секте Покровителя, его прогулок со Старшей Сестрой Сюй.

Мэн Хао летел еще несколько дней, пока не заприметил вдалеке небольшой лесок. Приземлившись, он хлопнула по сумке ИньЯнь и вызволил оттуда Чу Юйянь. Бледная девушка молча вперила в Мэн Хао ледяной взгляд. Абсолютно спокойный Мэн Хао наклонился и принялся шарить по ее халату руками. Разумеется, он не мог не почувствовать всю грациозность ее фигуры. Глаза Чу Юйянь расширились от удивления и гнева.

«Ты что творишь?!» — закричала она. Мэн Хао, не обращая внимание на ее возглас, продолжал обыскивать халат, пока не достал из его складок четыре целебные пилюли.

«Эти пилюли принадлежат мне», — убирая их в карман, сообщил Мэн Хао.

Он уже давно догадался, что Чу Юйянь спрятала несколько малых пилюль Совершенного Основания. Лишившись пилюль, девушка лишь хмыкнула. Даже с восстановленной Культивацией она всё равно не могла высвободиться из черной сети.

«Как договаривались, я отпущу тебя, — Мэн Хао взмахнул рукавом, черная сеть разжалась и спала с тела девушки, — я ведь сказал, что вытащу тебя оттуда, Мэн Хао никогда не нарушает слово».

В момент, когда хватка сети ослабла, в глазах Чу Юйянь сверкнул странный огонек. Ее Культивация вернулась на среднюю ступень Возведения Основания, и казалось она уже готова была применить заклинание. Мэн Хао равнодушно смотрел на нее, спокойный словно пруд зимой. Ее сердце ёкнуло, слова на секунду застряли в ее горле, по лицу было видно, что внутри у нее бушует настоящий ураган из эмоций.

«Предыдущие разногласия между нами разрешены, — процедила она сквозь зубы, — но, если мы встретимся в будущем, мы по-прежнему будем врагами. Даже и не думай болтать о произошедшем в вулкане, если хоть одна душа об этом узнает, я обещаю, что найду и убью тебя!»

Она проснулась совсем недавно, поэтому не знала ни о Треволнении, ни о Наследии Кровавого Бессмертного. По сравнению с их первой встречей, ее отношение к Мэн Хао претерпело значительные изменения. На вид он всё еще находился на начальной ступени Возведения Основания, но его расслабленная поза почему-то страшила её. Половина этого страха результат полугода, прожитого бок о бок с ним, другой половиной было непонятно откуда взявшееся предчувствие, которое кричало о грозящей ей опасности. Её казалось, что если сейчас атакует Мэн Хао, то будет сожалеть об этом до конца дней своих. Ее угрозы еще не успели стихнуть, а она уже превратилась в луч белого света и исчезла вдали. В ней клокотало единственное желание: убраться от этого человека как можно дальше. Неоднозначные события последних шести месяцев вероятно уже никогда не сотрутся из ее памяти.

Мэн Хао проводил взглядом изящный силуэт, пока тот окончательно не пропал. У него в голове проносились картины их совместной жизни на дне вулкана; ее изорванного одеяния; гладкой, белой как снег кожи; стройной девичьей фигуры.

Его губы еще какое-то время касалась легкая улыбка, пока он холодно не произнес: «Ты видел достаточно, а теперь выходи».

Ответом ему была тишина. Мэн Хао поднял руку и призвал трехсотметрового Огненного Дракона, от которого повалило удушающим жаром.

«Нет, нет, нет, — в панике взвизгнул голос, — Собрат Даос, не нужно переходить к крайностям…»

Голос звучал совсем рядом, внезапно пустота задрожала и буквально из воздуха появилась мерцающая фигура, которая затем приняла форму молодого человека. Выглядел юноша жуликовато, он нервно поглядывал на Мэн Хао, стиснув в руках бумажный талисман. Огненный Дракон поднял голову на незваного гостя, глаза зверя зловеще сверкнули, как будто отрезая ему все пути к отступлению.

Мэн Хао продолжил, равнодушно, как и всегда: «Вы, почтенный, уже довольно долго преследуете меня, чем я заслужил такую честь?»

От взгляда этих холодных глаз у жуликоватого Практика скрутило желудок. Его Культивация была на начальной ступени Возведения Основания, но она ничего не могла сделать с чудовищным давлением, исходящим от Мэн Хао, особенно с учетом огромного пылающего Огненного Дракона. Его сердце дрогнуло. На вид мощь этого Огненного Дракона равнялась Культивации поздней ступени Возведения Основания. Аура Огненного Дракона окружила это место со всех сторон, заставив его раскрыться.

«Ваш покорный слуга Чжоу Дая из Секты Золотого Мороза, — пролепетал бледный юноша и быстро показал Мэн Хао верительную бирку[2],  — Собрат Даос, пожалуйста, не убивай. Мои намерения чисты. Дело в том, что я видел, как ты своим флагом поглотил молнию Треволнения Грома. Обрадованный, я последовал за тобой в надежде выторговать его».

Будучи всё это время на хвосте у Мэн Хао, он, конечно-же, видел девушку и сразу узнал в ней Чу Юйянь. Чу Юйянь была Избранной Секты Пурпурной Судьбы и нареченной Ван Тэнфэйя. И все же он с удивлением обнаружил ее одетую в мужской халат, который очевидно принадлежал этому юноше. Увидев растерянный блеск в ее глазах и услышав, что она сказала Мэн Хао, в голове Чжоу Дая сразу появилось множество мыслей и предположений относительно упомянутого девушкой «произошедшего». Из всех идей напрашивался только один вывод: он стал свидетелем прелюбодеяния… Чжоу Дай немного нервничал от своего неожиданного открытия, но глубоко внутри это несказанно его обрадовало.

«Прелюбодеяние! — подумал он. — Порочная связь! Маленький Патриарх будет очень рад об этом узнать. Возможно он даже вознаградит меня».

«Секта Золотого Мороза, — задумчиво произнес Мэн Хао, холодно глядя в глаза жуликоватому Практику, — ты знаком с Ли Фугуйем?»

“Ли Фугуй? — удивленно переспросил Чжоу Дая. — Эм, вы имеете ввиду Маленького Патриарха? Конечно я его знаю! Все в Секте Золотого Мороза знают Маленького Патриарха», — судя по выражению лица, этот Чжоу Дай не врал.

«Как Толстяк умудрился стать Маленьким Патриархом?» — подумал Мэн Хао. В следующий миг его глаза остановились на бумажном талисмане в руках Чжоу Дая. Сердце Чжоу Дая заныло, ему очень не хотелось расставаться с талисманом, но другого выхода не было.

«Собрат Даос, я не хотел вас оскорбить. Я, Чжоу Дая, действовал не подумав, прошу меня простить. Надеюсь этот невидимый талисман сможет загладить мою вину».

Мэн Хао изучил невидимый талисман с помощью Духовного Сознания, убедившись, что всё в порядке, он принял его.

«Секта Золотого Мороза находится в Стране Снегопада, — невозмутимо поинтересовался Мэн Хао, — не далеко ли ты забрался от дома?»

«Секта Черного Сита не участвовала в турнире за Наследие Кровавого Бессмертного, — осторожно начал юноша, — поэтому я и еще несколько моих собратьев получили от Секты приказ выяснить причины такого странного поведения. Как ни удивительно приказ получили не мы одни. С похожими указаниями здесь собрались люди из других Сект. Почти сразу по моему прибытию я увидел Треволнение Грома…» — он специально сделал акцент на то, что он не единственный, кто прибыл на территорию Секты Черного Сита.

«Что ты сумел выяснить?» — благодушно поинтересовался Мэн Хао.

«При таком раскладе сложно раскопать что-то действительно интересное. Недавно Секта Черного Сита начала предлагать множество сокровищ для привлечения вольных Практиков стадии Возведения Основания. Если хотите знать мое мнение, от всей этой ситуации дурно пахнет».

Выражение лица Мэн Хао не изменилось. Одарив Чжоу Дая прощальным взглядом, он взмахнул рукавом и исчез во вспышке света. Когда фигура Мэн Хао растаяла за горизонтом Чжоу Дая, наконец-то, облегченно выдохнул. Он утер пот со лба, стоять перед Мэн Хао с этой его давящей аурой было весьма непросто. В разговоре с ним он чувствовал будто идет по очень тонкому льду, одна неверно брошенная фраза могла стать для него последней.

Но теперь всё позади, его глаза возбужденно сияли: “Прелюбодеяние! Он прелюбодействовал с Чу Юйянь! На ней даже была его одежда. Ха-ха! Нужно как можно скорее сообщить эту новость Маленькому Патриарху, уверен она его порадует».

В своей Секте Чжоу Дая был тем еще сплетником. Натолкнувшись на, как он полагал, отличный материал для сплетен, он поднялся в воздух и полетел в сторону места сбора его Секты.


[1] Семантически в оригинале слово «Синее облако» имеет отсылку к «небу», «известный», «возвышенный», «уходу от внешнего мира» — Прим. пер.

[2] На уроках истории все наверняка слышали пайцзы — монгольские таблички/медальоны, которые подтверждали статус/полномочия владельца или служили в качестве «паспорта». В Китае тоже было нечто подобное. Назывались они верительными бирками. О них упоминается в связи с Хуан-ди — одним из пяти легендарных правителей древности, основатель даосизма и первопредок всех китайцев. Поэтому возможно пайцзы монголы позаимствовали у китайцев, а не наоборот. — Прим. пер.


Предыдущая глава Следующая глава