ЯЗН Глава 137

Предыдущая глава Следующая глава


Глава 137: Десятый Патриарх Ван Клан

Несколькими днями ранее… Южный Предел. Страна Высоких Небес.

Это государство располагалось в самом центре Южного Предела, его территория во много раз превышала территорию Государства Чжао. Даже в Южном Пределе таких государств не наберется больше полудюжины. В Стране Высоких Небес отсутствовали Секты, одна из тех немногих стран, где вообще не было Сект. Вместо них в стране располагался Клан под названием Ван. У этой страны было другое название… Ван!

Мужчины из Ван Клана, которые не могли практиковать Культивацию и по сути были смертными, становились частью королевской семьи Страны Высоких Небес. Те, кто могли практиковать Культивацию становились частью Изначального Дома Ван. Побочные ветви Ван Клана состояли из Практиков без фамилии Ван. Так повелось с незапамятных времен.

После того, как Мэн Хао проглотил Пилюлю Совершенного Основания и выбрался из зоны Наследия Кровавого Бессмертного, раздался звук. Источником звука стала десятая гора из Трехсот Запретных Гор в Стране Высоких Небес. Это был звук дыхания. Триста Запретных Гор Ван Клана вместо горной цепи были разбросаны по всей территории Страны Высоких Небес. В глубинах каждой горы скрывался деревянный гроб. Только самые могущественные члены Ван Клана после смерти удостаивались чести быть похороненными в Запретных Горах. По легенде, один из Патриархов Ван Клана, живший десятки тысяч лет назад, был похоронен в одной из Запретных Гор, правда, никто не знал в какой именно. Ван Клан хранил много секретов, о многих из которых пять великих Сект имели лишь общее представление. В древних манускриптах скорее всего можно было отыскать обрывочную информацию, но у Ван Клана было слишком много секретов, накопленных за их многовековую историю. Согласно легенде, они пришли со звезд…

Сейчас пещера внутри десятой горы тонула в алом свете крови и пламени. Море огня внутри, казалось не потухнет даже спустя десять тысяч лет. В глубинах вулкана покоился красный гроб без крышки. Внутри лежал старец. Морщинистое лицо, высохшее, тщедушное тело, этот человек умер очень, очень давно. Однако от тела не исходило ни капли ауры смерти. Более того его глаза начали медленно открываться, когда они открылись полностью, спокойное море огня… внезапно пришло в движение. Жар не возрос, а наоборот немного ослаб.

«Я чувствую… Ауру Совершенства…» — проскрежетал старец.

Голос звучал так, словно он не разговаривал целую вечность. Но стоило ему заговорить, как вся десятая гора задрожала. Это сразу же привлекло внимание старших членов Ван Клана. Множество фигур покинули территорию Изначального Дома Ван. Лица пожилых членов Клана светились радостью. Они знали, что в десятой горе покоится один из их Патриархов!

«Совершенство…» — прохрипел старец в гробу, его глаза вспыхнули диковинным светом, рокот в горе усилился, а прибывшая делегация из Изначального Дома Ван почтительно склонила головы.

«Приготовьте три тысячи Воскрешающих Камней! — приказал старец, его голос эхом доносился из десятой горы. — Пришло время моего перерождения!» От этих слов группа пожилых членов Ван Клана пришла в полный восторг.

«На пике стадии Поиска Дао я запечатал свою Культивацию. Вначале я думал, что подобно членам старшего поколения, с приближением смерти смогу только издали любоваться Бессмертием, разочарованный в собственном невежестве, неспособный сделать один последний шаг. Я думал, что не смогу отправиться к звездам и вернуться к моим собратьям из Клана… — высохшие губы старца тронула легкая, но в тоже время до жути странная улыбка. — Но теперь… забрезжила надежда… — улыбка стала шире, а глаза засияли еще ярче. — Легендарный Родоначальник Ван Клана наказал передавать этот Дао из поколения в поколение. Он был рожден заурядным, но однажды сумел присвоить себя чужое Возведенное Основание, это стало отправной точкой на его пути к могуществу… Так началась его легенда. С появлением Совершенного Основания я смогу проследовать по пути моего далекого предка, присвоить себе Совершенство и сделать последний шаг к Обретению Бессмертия! Вот только… Культивация этого человека слишком слаба, чтобы выдержать Обретение Бессмертия. Мне нужно еще немного подождать, да, немного подождать, подождать…» — улыбка старца в гробу становилась все шире. Спустя какое-то время его глаза вновь закрылись. Море пламени внутри десятой горы вспыхнуло с новой силой.

Несколько дней спустя, бесконечное, безоблачное небо пересекал луч зеленоватого света. Это, конечно же, был Мэн Хао. Что до Чжоу Дая, Мэн Хао с первой минуты знал, что юный плут увязался за ним, но решил ничего не предпринимать. Разумеется, озаботившись, чтобы он не услышал вещей, знать о которых ему не положено. Когда выяснилось, что он оказался знакомым Толстяка, Мэн Хао решил его отпустить.

«Даже вспоминать боюсь сколько духовных камней мне пришлось потратить на Пилюлю Совершенного Основания. Кое-что осталось, но не слишком много… — Мэн Хао хмуро заглянул в сумку ИньЯнь и вздохнул. — Еще до попадания в мир Практиков мне всегда не хватало серебра, став Практиком стадии Конденсации Ци, мне стало не хватать духовных камней, даже достигнув стадии Возведения Основания… мне по-прежнему не хватает духовных камней».

Его немного поутихшая страсть к духовным камням, похоже, вновь вернулась. Но чем выше он забирался в своей Культивации, тем больше требовалось духовных камней.

«Еще эта трехцветная Запредельная Лилия, если я не смогу изгнать ее яд, мне придется ой как не сладко, — брови юноши сдвинулись еще сильней, пока он продолжал бубнить себе под нос — к тому же, хоть я и стал намного сильней с Совершенным Основанием, я отрезан от неба и земли. Я больше не могу вбирать духовную энергию… теперь ее можно получить только из пилюль, а на них далеко не уедешь…»

Мэн Хао был морально готов к чему-то подобному. Если бы ему представился второй шанс, он без раздумий выбрал бы Пилюлю Совершенного Основания.

«Где-то прибыло, где-то убыло. Всё честно! — Мэн Хао вытащил из сумки ИньЯнь кровавую маску, сразу же на душе потеплело. — Несмотря на мое незавидное положение, я хотя бы сумел заполучить Наследие Кровавого Бессмертного. Осталось только дождаться, когда проснется мастифф, а с ним уже станет полегче».

Его глаза загорелись в предвкушении. Послав Духовное Сознание внутрь кровавой маски, он нащупал спящего мастиффа, от него исходила мощная аура, которая постепенно становилась сильней. Правда неизвестно сколько времени у него уйдет на пробуждение.

«И еще этот флаг», — глаза Мэн Хао сверкнули.

Духовное Сознание нащупало ветхий флаг о трех хвостах. Попробовав проникнуть Духовным Сознанием внутрь, он словно столкнулся с океаном. По сравнению с ним его собственное Духовное Сознание было ничтожно маленьким. Что-либо сделать с флагом ему точно не удастся. Мэн Хао чувствовал невероятную мощь, подобную той, что была у Небес, мощь способную опустошить небо и землю.

«Моей Культивации недостаточно… Сокровище судя по всему повреждено. Но раз оно находилось в зоне Наследия Кровавого Бессмертного, то должно быть невероятно ценным. С более высокой Культивацией я смогу его использовать, тогда, уверен, оно будет достаточно могущественным, чтобы Небеса содрогнулись».

Дрожа от предвкушения, он отозвал Духовное Сознание, но тут его внимание привлек иероглиф на третьем хвосте флага: «Цзи»[1]

«Интересно почему именно иероглиф Цзи? Может это фамильное имя?»

После непродолжительных раздумий он переключился на свиток Наследия Кровавого Бессмертного. Стоило ему посмотреть на него, как его голова начала раскалываться от боли.  Обычный человек счел бы боль невыносимой и мучительной, но не Мэн Хао. Такая боль ни в какое сравнение не шла с тем, что он испытывал во время вспышек яда. Сосредоточившись на боли в голове, он сумел обнаружить особую технику.

«Трактат Поглощения Духа!» — сердце Мэн Хао бешено застучало, когда перед ним возникли три кроваво-красных иероглифа, которые навсегда впечатались в его разум.

В голове Мэн Хао зазвучал древний голос, сложно сказать принадлежал ли он мужчине или женщине: «Практикуя Культивацию согласно моему трактату, ты сможешь взять под контроль дух и кровь и слить их воедино в своем теле. Переплавь их в тело из крови, Дух Крови, Кровавый Бессмертный, Дао Крови! Меж небом и землей не счесть методов Культивации. Линия крови Наследия простирается до могущественного первого Основателя. Линия крови хранит в себе его волю, она может быть передана даже спустя множество поколения. Как только линия крови в наследнике пробудится, он обретет скрытый талант! Мою технику можно использовать дабы присвоить скрытый талант и почувствовать всемогущую волю Основателя. Переплавь тело, присвой скрытый талант, сделай его своим. Чтобы уничтожить Бессмертных и Демоном некоторые даже пытались призвать призрак Основателя в мир! Небеса считаю практику Культивации согласно технике из моего Наследия святотатством. Не страшись ни призраков, ни божеств. Переверни хранилище Небес движением руки, опусти голову и да восплачет небо и земля!»

Постепенно трактат впечатывался в разуме Мэн Хао. Огромный объем знаний хлынул из маски в голову Мэн Хао.

«Я — Кровавый Бессмертный. Вся моя жизнь — битва с Небесами. Трижды я вкусил горечь поражения! Я присвоил Духов неба и земли. В своем желании присвоить линию крови Цзи, я был отвергнут Небесами, и они же пожелали уничтожить меня. Уничтожьте тело, но моя воля живет! Даже после трех поражений я не сдался. Вот почему я сотворил три техники: Кровавый Палец, Кровавая Ладонь и Кровавый Мир Смерти! Преемник Наследия моего Дао, помни, ты должен присвоить себе линию крови Цзи! Да восплачет Дао Небес, пусть земля скорбит! Помни о техниках Кровавого Бессмертного, Девять Убийственных Заклятий! Помни, в день достижения Дао, надень маску и подними флаг о трех хвостах. Брось вызов древним, обрушь Небеса!»

Без лица, одно лишь слово, пламя войны сомкнулось,
Рваные тучи, дождь цвета крови, море до неба взметнулось.
Плени богов, вперед войска, пламя объяло башни,
Переплавь души и линии крови в девять смертельных казни!

Весь дрожа, Мэн Хао открыл глаза. Он до сих пор летел через пустое небо, внизу бесконечной вереницей тянулись горы. Его глаза подернула пелена, в голове по-прежнему звучал древний голос: «Присвой линии крови людей, их успехи. Сила линии крови определяется силой Основателя Рода… Присвоенный скрытый талант линии крови может быть переплавлен в тело крови… тело, переплавленное за пределами тела… Никому не удержать мощь целой линии крови. Крови трех поколений достаточно для создание малого кровавого клона. Если сплавить линию крови шести поколений, тогда возможно создать прекрасного Кровавого Духа. Если же поколений будет девять, тогда великая завершенность Кровавого Духа будет доведена до конца! Предки определяют силу линии крови. Чем сильнее прошлые поколения, тем сильнее Кровавый Дух! Засим он становится смертью. Девять линий крови, девять экспертов. Они станут девятью смертями; девять смертей, слитых воедино. Это… Дао Крови!»

У Мэн Хао пересохло во рту. Он больше не мог лететь. Приземлившись на пустынную гору, он принял позу лотоса и отдался пульсирующему чувству Трактата Поглощения Духа в своей голове. Это был полный трактат, полное Наследие. Но было в этом Наследии что-то наполняющее Мэн Хао запах крови. Он долго просидел в раздумьях, пока его глаза не засияли.

Без лица, одно лишь слово, пламя войны сомкнулось,
Рваные тучи, дождь цвета крови, море до неба взметнулось.
Плени богов, вперед войска, пламя объяло башни,
Переплавь души и линии крови в девять смертельных казни!

«Внутри находится четыре заклинания…» — Мэн Хао задумчиво посмотрел на маску у себя в руке.

Безликая маска, без глаз, носа, ушей или рта. Он заворожено смотрел на маску, его ладонь опалило теплом. Словно в забытье он поднес маску, от которой исходила кровавая аура, к лицу. Чем ближе маска приближалась к лицу, тем сильней раскалялась ее поверхность. Когда она почти коснулась лица Мэн Хао, медное зеркало в бездонной сумке внезапно издало пронзительный птичий крик. Птичий крик вторгся в разум Мэн Хао, отчего сердце юноши затрепетало. Пелена спала с его глаза, и он резко отвел маску в сторону. Он пристально взглянул на маску и бросил: «Эй ты, клочок души, жить надоело?!»


[1] Иероглиф Цзи 季 — означает «сезон», «конец», «закат», «последний», «младший», так же Цзи может выступать в качестве фамилии.


Предыдущая глава Следующая глава

Реклама