ЯЗН Глава 147

Предыдущая глава Следующая глава


Глава 147: Смотря Друг на Друга

«Вы можете использовать его только один раз», — сказало лицо с зевком.

Пока оно говорило, позади группы людей внезапно раздался яростный вопль. Мэн Хао обернулся и увидел, что странная статуя, которую они взяли с собой внезапно начала таять. В итоге она превратилась в три шара черного тумана, в каждом из которых сидел старик, окруженный Ци Смерти. Те самые старики, что сидели на высокой платформе под Сектой Черного Сита!

Старейшины в черном тумане рванули к лицу на двери. Когда они слились с ним, лицо стало размытым и искаженным, после чего его пасть распахнулась.

Древний голос прогремел: «Быстро внутрь! Мы можем удержать проход столько, сколько горит половина благовонной палочки!»

Голос звучал так словно его владелец находился по другую сторону желтых источников[1], отчего сердца всех присутствующих затрепетали. Прежде чем кто-либо успел сделать хоть шаг, изо рта выбралась фигура. Ей оказался мужчина средних лет, казалось, что даже его Культивации полыхает огнем. Половина его тела была полностью уничтожена, а торчащее из плоти Алое Ядро было объято пламенем.

С растрепанными волосами, его лицо искажала гримаса безумия. Вырвавшись наружу человек закричал: «Все мертвы! Колонна Тысячи Имен не завершена. Все мертвы! ХА-ХА! Все мертвы…”

“Это же… Старейшина Чжэн!”

«Точно! Он был частью передовой группы. Что с ним приключилось…»

Ученики Секты Черного Сита оживленно загомонили, только они сразу же узнали безумца. Зрачки Се Цзе сузились, выражение лица Хань Бэй тоже изменилось, в ее прищуренных глазах горел странный огонек. Остальные члены Секты Черного Сита отреагировали примерно также.

Мужчина в исступлении нес бред, который эхом разносился по ущелью. Его слова никого не оставили равнодушным. Его истерия поразила всех еще больше. Учитывая торчащее Алое Ядро, он очевидно являлся эксцентриком стадии Создания Ядра. Его жуткое состояние, которое иначе как безумием не назовешь, многим дало понять, что их может ждать впереди. Вопли безумца продолжали разноситься эхом по ущелью, особенно слово «мертвы», которое он повторил три раза. Словно невидимый молот, это слово обрушилось на сердца всех Практиков.

Учеников Секты Черного Сита эта сцена не так задела, как остальных. Как никак они знали об этом месте гораздо больше, чем Мэн Хао и остальные вольные Практики. Пополнив ряды, их группа прошла еще через одну дверь, теперь их уже было около двухсот человек. На лица всех и каждого тяжело было смотреть. Будто безумный эксцентрик стадии Создания Ядра набросил на всех неосязаемую тень смерти.

Пока безумец причитал, глаза Патриарха Пурпурное Сито сверкнули ярким светом. Он приблизился к Старейшине Чжэн и поднял руку. Весь цвет неожиданно пропал из мира, а Старейшина Чжэн бросился на Патриарха Пурпурное Сито будто растеряв остатки самоконтроля. Патриарх Пурпурное Сито хлопнул ладонью по макушке безумца. Хлопок был такой силы, что все невольно вздрогнули. Тело обезумевшего Старейшины Чжэн задрожало, а глаза внезапно прояснились. Пламя, объявшее Алое Ядро, начало угасать.

Ему вернулся рассудок, но прежде чем он успел что-то сказать, Патриарх Пурпурное Сито холодно хмыкнул и взмахнул рукавом. Поднялся черный ветер, который подхватил Старейшину Чжэн и отшвырнул прочь.

«Что за бредни! Поскольку ты — Старейшина, я сохраню тебе жизнь. Вернись в Секту и в качестве наказания ты будешь заперт на сто лет для уединенной медитации!»

Патриарх Пурпурное Сито действовал быстро и эффективно. Когда он поднял руку еще раз, Мэн Хао и остальные вольные Практики почувствовали невероятное давление, отчего сердца в их груди учащенно забились.

«Вольные Практики — произнес он невозмутимо, — вы получили целебную пилюлю моей Секты и подписали соглашение. Мы прибыли в Обитель Богов. К сожалению, внутри всё нестабильно, эта нестабильность несовместима с высокой Культивацией. Если вы добудете указанные предметы, то сможете обменять их на Пилюли Сита Земли. Возьмите эти нефритовые таблички». Давящая аура заполонила всё вокруг. Взмахом рукава он послал двум сотням вольных Практиков нефритовые таблички.

«Нет смысла отрицать, там опасно, но это место не смертельная ловушка. Всё-таки многие ученики нашей Секты пойдут с вами. Поэтому повода для беспокойства нет», — пока он говорил, красивая женщина средних лет равнодушно оглядывала толпу. Оба они вполне могут обойтись без прямых угроз, учитывая их Культивацию, никто не посмеет им и слово поперек сказать.

Мэн Хао молча убрал талисман удачи обратно в бездонную сумку. Вольные Практики вокруг тоже хранили молчание. Сложно было сказать, что у этих людей сейчас на уме. Они были теми, кто сумели достичь стадии Возведения Основания будучи свободными Практиками без принадлежности к какой-либо Секте. Быть может среди них и затесалось несколько глупцов и простаков, но большинство из них были весьма хитры и расчетливы. Они добровольно пришли сюда несмотря на риск, движимые только собственной выгодой.

Семь-восемь человек во вспышке полетели к черной двери. Влетев в пасть, они сразу же исчезли. Остальные довольно быстро потянулись следом.

Бубня себе что-то под нос, Мэн Хао посмотрел на Патриарха Пурпурное Сито и красивую женщину средних лет. Позади их толпы стояли эксцентрики стадии Создания Ядра, они молча взирали на происходящее с непроницаемыми лицами.

«Старшая Сестра Сюй похоже в беде. Раз уж я здесь, то не могу просто закрыть на это глаза», — решительно прошептал Мэн Хао.

Он вместе с дюжиной Практиков превратились в лучи радужного света и полетели к черной двери. На полпути к цели он обернулся и посмотрел на Се Цзе с его притворной улыбкой. Там же находилась красавица Хань Бэй и другие избранные Секты Черного Сита. Вдалеке в толпе стояла бледная Сюй Цин. Когда Мэн Хао посмотрел на нее, Сюй Цин внезапно задрожала и удивленно посмотрела на него. На ее лице промелькнуло удивление.

Спустя столько лет Мэн Хао сильно изменился, но она тотчас его узнала. Ведь именно она привела его в Секту Покровителя, сделав его тем самым своим Младшим Братом. Именно он подарил ей Пилюлю Красоты той ночью под луной. Сцены из прошлого замелькали перед глазами Сюй Цин. Воспоминания о днях минувших, отчаяние, все это слилось воедино в ее сердце, как во сне.

Взгляды обоих встретились. Их разделяла тысяча людей, но несмотря на расстояние, они были не так уж далеко друг от друга. На самом деле они были очень и очень близки друг к другу.

Мэн Хао одарил ее теплой улыбкой. Главная причина почему он прибыл в Секту Черного Сита была увидеться с ней, со старым другом. И теперь, он увидел её, а она его. Он повернулся и исчез в пасти лица на черной двери. Словно потеряв что-то, Сюй Цин внезапно почувствовала пустоту в сердце. Неосознанно она сделал шаг вперед, но было уже слишком поздно. Мэн Хао исчез. В ее сердце нарастали чувства, которых она сама не понимала. Снаружи Сюй Цин сохраняла холодную маску.

Обычно никто не мог тронуть ее сердце, она ревностно оберегала его. И вот, по непонятной причине ее затопила радость, а когда Мэн Хао исчез, ей показалось, что она чего-то лишилась. Ей редко доводилось испытывать нечто подобное, и даже когда такие чувства возникли Сюй Цин всеми силами старалась их подавить. Но только не сегодня, эти чувства нельзя подавить.

«Эй, я с тобой разговариваю, потаскуха! — рявкнула игривая девушка, стоящая рядом с ней. — Хочешь притворяться глухой, пожалуйста, -— ядовито процедила она, — но ты ведь не думаешь, что сможешь от меня спрятаться? «

«Пфф! — рассмеялась она холодно. — В прошлый раз ты была ранена. Если бы Старший Брат Чжао не попросил Младшую Сестру Хань спасти тебя, ты бы уже давно кормила червей там, внутри. И вместо благодарности ты стала еще более замкнутой! Это всего лишь девственность, чего ты так уперлась? Ну ты и дура!»

Игривая девушка посмотрела на миловидное и одновременно холодное лицо Сюй Цин и зловеще улыбнулась. Чем сильней в ней полыхала зависть, тем сильней она хотела, чтобы Сюй Цин стала такой же, как она.

Сюй Цин повернулась и посмотрела на человека, который изводил ее все эти годы. Медленно, делая ударение на каждое слово, она сказала: «В тот день в Обители Богов именно твой ненаглядный Старший Брат Чжао нарушил правила. Именно он чуть меня не погубил. Старшая Сестра Хань помогла мне не по просьбе Старшего Брата Чжао, а потому что она схватила мою бездонную сумку, а с ней и меня».

Ее спина прямая, а выражение лица донельзя серьезное. Эту свою часть характера она обычно держала в тайне от остальных учеников. Игривая девушка никак не ожидала, что Сюй Цин после стольких нападок решится ей возразить. Она уставилась на нее не мигая, после чего расхохоталась.

«Посмотрите-ка, потаскуха умеет дерзить, — насмешливо ответила она, — Старший Брат Чжао уже обо всем договорился. В этот раз тебе не сбежать. А когда он возьмет твою девственность, будь уверена, я буду стоять рядом и наблюдать. Ты еще скажешь мне спасибо».

Практики вокруг них начали подниматься в воздух и отправляться к черной двери. Со вспышкой Сюй Цин запрыгнула на разноцветный туман и тоже полетела вперед.

Игривая девушка со смехом последовала за ней. Но тут она заметила впереди человека в пурпурном халате. Когда их взгляды встретились ее губы сразу же растянулись в улыбке.

Красавчик в пурпурном халате был молод с Культивацией начальной ступени Возведения Основания. Он едва заметно кивнул, и оба перевели взгляд на Сюй Цин, только вот глаза мужчины горели скрытым желанием.

Это был тот самый человек, о котором постоянно упоминала игривая девушка.

Старший Брат Чжао.


[1] Царство смерти, если кто-то забыл.


Предыдущая глава Следующая глава