ЯЗН Глава 242

Предыдущая глава Следующая глава


Глава 242: Заклятие Трансмутации Дао Алхимии

— Пурпурный Ци с Востока…

В глазах Мэн Хао виднелся едва различимый пурпурный отблеск. Он поднял правую руку и растопырил пальцы, они тотчас вспыхнули пурпурным светом.

— Техника очень напоминает наставление по Конденсации Ци, это не магия, а скорее техника для Культивации. Насколько я понял Секта Пурпурной Судьбы на базе техники Пурпурный Ци с Востока создала несколько божественных способностей.

Он ненадолго закрыл глаза, а потом вновь их открыл. Его разум услужливо предоставил ему фрагмент текста наставления. Он заучил два отрезка, где описывались техники, применяемые Мастерами Тиглей.

— Трансформация Пурпурного Ока и Гильотина Пурпурного Ци.

Он посмотрел на растопыренные пальцы, а потом резко взмахнул рукой, отчего из пальцев вырвался пурпурный дым. Он сгустился в полумесяц, который затем Мэн Хао силой мысли обрушил на одну из стен Пещеры Бессмертного. От столкновения задрожала не только пещера, даже гору тряхнуло, а на стене пещеры осталась изогнутая борозда.

— А ведь это только десять процентов мощности.

Мэн Хао задумчиво рассматривал отметину на стене. Спустя какое-то время в его глазах вспыхнуло пурпурное свечение, которое затем заполнило его зрачки, а потом и глаза. Из его глаз, подобно пурпурной паутине, начал расходиться по коже лица пурпурный свет, меняя цвет синих кровеносных сосудов на фиолетовый. В этот момент Мэн Хао выглядел, словно настоящий злой дух. От него волнами исходила давящая аура. С неизменным выражением лица он рассек левую руку большим пальцем правой руки. Как только из открытой раны брызнула кровь, она тотчас начала закрываться. В следующий миг она полностью зажила. Когда Мэн Хао стер с руки кровь, то обнаружил, что на руке не осталось даже шрама. Он молча подождал, пока сгорит пол благовонной палочки, и только тогда его тело вернулось к своему обычному состоянию.

— Трансформация Пурпурного Ока — потрясающая техника! Она не повышает боевой потенциал моей Культивации, вместо этого она сильно увеличивает скорость выздоровления. Для раскрытия всего потенциала этой техники придется еще потренироваться.

Были и другие секретные техники Подразделения Пурпурного Ци, которые могли тренировать только ученики Конклава. Хоть Подразделение Пилюли Востока занимало высокое положение в Секте Пурпурной Судьбы, эти секретные техники были не для глаз посторонних, к которым в этом случае относились и члены Подразделения Пилюли Востока, если конечно… он не станет Пурпурным Мастером Тиглей. Это звание было значимым не только для Подразделения Пилюли Востока, оно являлось одним из самых высоких во всей Секте Пурпурной Судьбы. Пурпурным Мастерам Тиглей без каких-либо ограничений открывался доступ к большей части древних хроник Секты Пурпурной Судьбы. Всё-таки во всем Южном Пределе только в Секте Пурпурной Судьбы имелись Пурпурные Мастера Тиглей, поэтому они пользовались определенными привилегиями.

Мэн Хао сделал глубокий вдох. Разобравшись с магическими техниками, он с отличной ресурсной базой Мастеров Тиглей приступил к переплавке пилюль. Ему не просто были нужны пилюли для собственных нужд, со статусом Мастера Тиглей он мог собрать еще больше ингредиентов, алхимических рецептов. Все они помогут его навыкам алхимика дальше расти и развиваться.

Незаметно пролетело полгода. Большую часть этого времени Мэн Хао провел в уединении, полностью погруженный в процесс переплавки пилюль и Культивации. Каждый месяц он посещал Заоблачные Земли, откуда возвращался с неплохой коллекцией целебных трав. Он продолжал переплавлять целебные пилюли для учеников Внутренней Секты, руководствуясь старым правилом «три заказа в день». Естественно, цены теперь стали значительно выше. Но даже высокие цены не повлияли на популярность его творений.

Он постепенно собирал целебные травы, которые в будущем понадобятся ему для переплавки Пилюли Совершенного Ядра. После полугода поисков ему не хватало всего нескольких ингредиентов. Что до собственных пилюль, когда у него получалось переплавить хорошую пилюлю с целебной силой восемьдесят процентов или выше, он не выставлял ее на продажу, а клеймил треножником и оставлял у себя.

Каждый раз при взгляде на клеймо в виде треножника в его голове сразу же возникала картина огромной горы духовных камней. Так проявлялась его настоящая страсть, когда бы он не взглянул на солидную коллекцию помеченных треножником целебных пилюль в своей бездонной сумке, он сразу же представлял себе несметное количество духовных камней, которые он мог бы получить в случае их продажи. Никто, кроме самого Мэн Хао, не знал сколько именно целебных пилюлей он переплавил за последние полгода его уединенной и спокойной жизни. Он крепко обосновался в мире алхимии. Огромное количество времени, проведенное в обширных архивах Подразделения Пилюли Востока, позволили его Дао алхимии значительно вырасти. Больше он впустую не тратил столько времени на переплавку. Сейчас ему было значительно проще извлечь шестьдесят процентов силы из целебных трав, иногда у него даже выходили пилюли с восьмидесятипроцентной целебной силой. После повышения до Мастера Тиглей Мэн Хао в плане мастерства перестал походить на обычных алхимиков, особенно с учетом доступа к невероятно ценным целебным травам. Но что еще важнее, после становления Мастером Тиглей он овладел второй ступенью техники стимуляции. Правда эта техника не применялась для стимуляции роста растений, а являлась новым методом переплавки пилюль.

Назывался он «Заклятие Трансмутации Дао Алхимии»![1] Оно позволяло повторно переплавить уже готовые пилюли. Мэн Хао с первого взгляда влюбился в эту технику. После долгих размышлений он решил пару раз опробовать ее, в последующем набив руку, стал обращаться с ней весьма умело. Благодаря постепенной интеграции дара травника, а также Заклятию Трансмутации Дао Алхимии, мастерство Мэн Хао росло не по дням, а по часам.

Техника трансмутации позволяла увеличить целебную силу обычных пилюль[2]. Бесспорно, эта техника являлась одной из самых продвинутых в Подразделении Пилюли Востока. Именно она была той пропастью, что разделяла Мастеров Тиглей и мастеров-алхимиков. Во многом благодаря ей во время своих странствий Мастера Тиглей везде могли рассчитывать на теплый прием.

В довесок к Заклятию Трансмутации Дао Алхимии Мэн Хао выучил несколько дюжин методов для создания взаимодействий трав и растений, которые позволят сильно усложнить работу любому, кто попытается при изучении пилюли выявить метод, которым она была переплавлена. Для Мэн Хао эти методы были жизненно необходимыми. Со своим даром травника он сумел соединить все эти методы вместе, тем самым получив самый простой и в тоже время самый сложный метод по смешению различных ингредиентов вместе. Он требовал добавления в смесь дополнительных ингредиентов, вот почему это был одновременно простой и замысловатый метод. Основная идея была предельно проста, но чем сложнее он хотел получить результат, тем больше требовалось добавить дополнительных ингредиентов. Из-за вариаций, встречающихся в различных целебных пилюлях, было необходимо предотвратить взаимодействие этих дополнительных ингредиентов с основными ингредиентами, иначе они могло непредсказуемо повлиять на эффект самой целебной пилюли. Одна ошибка могла всё испортить. Если не выполнить всё идеально, тогда в пилюлю может закрасться изъян, который даже он может пропустить. Но для Мэн Хао этот метод был лучшим способом защитить секреты своих пилюль. Ведь его навык травника твердо стоял в третьем царстве десяти миллионов вариаций!

Эти полгода Мэн Хао был по-настоящему счастлив. Его Культивация и навыки алхимика постепенно росли, его седьмая Дао Колонна оформилась больше чем на половину. По его прикидкам, в качестве Мастера Тиглей ему придется провести по меньшей мере еще десять лет. Он будет совершенствовать свои навыки в Дао алхимии и полностью овладеет Заклинанием Трансмутации Дао Алхимии. К моменту получения звания Пурпурного Мастера Тиглей его Культивация достигнет великой завершенности Возведения Основания с девятью Дао Колоннами. Следующей ступенью станет Создание Ядра.

За всё это время Чу Юйянь ни разу не навестила Мэн Хао. Во время своих прогулок он выяснил, что в последнее время она была одержима поисками таинственного Грандмастера Алхимический Тигель. Все свободное время она пыталась выяснить, кто он такой. Когда до него дошел этот слух, на его лице появилось странное выражение. За последние пять лет он привык к своему новому амплуа.

Закончив очередную партию целебных пилюль, Мэн Хао, устало потирая переносицу, вышел из Пещеры Бессмертного и окинул взглядом его владения. На дворе стоял полдень, с неба нещадно палило солнце, слабый бриз, к сожалению, не спасал от жары. За последние шесть месяцев он высадил в своей долине немало целебных трав. Из-за жары долину наполнял слабый лекарственный аромат. Не удивительно, что от всех алхимиков исходил такой же лекарственный аромат, как от целебных пилюль.

Он спустился на дно долины и принялся ухаживать за садом. Будучи Мастером Тиглей, он мог приставить к своему саду алхимика-подмастерья, а во время переплавки пилюль вызвать в помощь мастера-алхимик. Но Мэн Хао любил тишину и покой, поэтому у него не было помощников. Что до Бай Юньлай, при каждой их встрече он вел себя с Мэн Хао предельно почтительно. Мэн Хао подумывал пригласить его жить в своей долине, но быстро отказался от этой идеи. Бай Юньлая и так места себе не находил в его присутствии, после переезда в его долину бедняга глаз сомкнуть не сможет. Еще сильнее усложнял ситуацию тот факт, что помимо Бай Юньлая больше никто не знал настоящего имени Грандмастера Алхимический Тигель. Когда бы он не смотрел на Мэн Хао, в его глазах читалось страстное обожание и уважение. На что Мэн Хао мог лишь горько рассмеяться.

От ухода за садом целебных трав его оторвало появление в долине двух алхимиков-подмастерьев примерно лет тридцати. Как только они заметили Мэн Хао, их глаза благоговейно загорелись. Сложив ладони в поклоне, они сказали:

— Приветствуем Грандмастера Фана.

Пока Мэн Хао обрывал увядшие листья с одного из растений, он на секунду задумался. После получения звания Мастера Тиглей он один раз дал лекцию о травах и растениях.

— Пришло время очередной лекции? — посчитав немного в уме, спокойно спросил он.

Это было одной из обязанностей Мастеров Тиглей. Они являлись чем-то вроде Наставников для мастеров-алхимиков, и Патриархами для алхимиков-подмастерьев. Лекциями и семинарами они обеспечивали прогресс и рост навыков младшего поколения Секты. Этих двух алхимиков-подмастерьев приставили к Мэн Хао в качестве слуг для решения различных мелких вопросов.

— Грандмастер Фан, на самом деле лекция состоялась два дня назад… В назначенный срок вы так и не пришли, а мы не хотели вас беспокоить.

Мэн Хао кивнул. Он закончил с садом целебных трав и вместе с двумя помощниками отправился к выходу из долины. Пока они шли по Подразделению Пилюли Востока каждый встреченный им на пути алхимик-подмастерье вел себя предельно учтиво. Одного взгляда на длинный, черный халат, окаймленный пурпуром, было достаточно, чтобы понять, кто перед ними. Секта Пурпурной Судьбы насчитывала около ста Мастеров Тиглей в противовес более сотне тысяч учеников Подразделения Пилюли Востока. Сто людей никак не могут запомнить лица ста тысяч человек, но вот сотне тысяч людей запомнить всего сто человек было очень просто. Теперь Мэн Хао узнавали в любом уголке Секты, как Фан Му, Мастера Тиглей, получившего повышение полгода назад. Способ повышения не имел значение, его черно-фиолетовый халат четко говорил о его нынешнем статусе. Он не обладал властью принимать решения в Подразделении Пилюли Востока, но сумел достичь невероятной известности. Даже мастера-алхимики, завидев Мэн Хао, крайне уважительно приветствовали его. Весь его путь сопровождали слова приветствия и поклоны.


[1] Трансмутация в алхимии — это превращение одного металла в другой; обычно подразумевалось превращение неблагородных металлов в благородные. Осуществление трансмутации являлось главной целью алхимии, для достижения которой велись поиски философского камня. В метафизическом смысле, касающемся и духовной сферы — преобразованию подвластен не только материал, но и личность («переплавка» в Даосизме). — Прим. пер.

[2] Эту технику использовала Чу Юйянь на пилюле Мэн Хао в 226 главе. — Прим. пер.


Предыдущая глава Следующая глава

Реклама