ЯЗН Глава 4

Предыдущая глава Следующая глава


Глава 4: Медное зеркало

Павильон Сокровищ и впрямь был наполнен сокровищами. Войдя, в глаза сразу ударили сверкающие огни. На полках из нефрита аккуратно расположились блестящие сосуды, мечи, утварь и украшения. Сердце Мэн Хао застучало, а дыхание участилось. Кровь прилила к голове. Так он и замер, оглушённый.

За всю свою короткую жизнь Мэн Хао никогда не видел такого богатства. Оно завораживало. Голова его закружилась, и невольно закралась мысль: схватить всё это — и бежать.

— Эти сокровища… — прошептал Мэн Хао, — бесценны. Награда за работу на Бессмертных просто невероятна.

Он возбуждённо прошёл мимо нескольких полок, неосознанно вытягивая шею вперёд. Он подумал, если третий этаж павильона Сокровищ был такой же, как первый, то, возможно, там можно найти ещё более ценные сокровища.

«Бессмертные… как же они богаты!» — выдохнул Мэн Хао. Неожиданно, его взгляд упал на нечто странное. На одной из нефритовых полок он заметил медное зеркало.

Всю его поверхность покрывали следы ржавчины. Оно не выглядело особенным, не сверкало. Совершенно не похоже на другие сокровища, разложенные вокруг.

Удивлённый Мэн Хао взял его и внимательно рассмотрел. Выглядело оно обычным, как что-то из мира смертных. Ничего в нём не намекало на его уникальность. Однако, вот оно, лежит в павильоне Сокровищ, поэтому он предположил, что зеркало чего-то стоит.

— У младшего брата острый глаз, — прозвучал голос сзади. Лукавый мужчина стоял, разглядывая медное зеркало. Мэн Хао не заметил, когда тот вошёл. — То, что ты взял это медное зеркало, говорит, что ты был для этого предназначен, — хвалебно продолжил тот. — С этим зеркалом связано множество легенд. Самая загадочная из них гласит, что только удачливые и те, кто совершил много добрых дел в прошлой жизни, могут овладеть им. Как мне кажется, младший брат как раз из таких. С этим зеркалом ты сможешь править Небом и Землёй. У тебя точно будет такая возможность, — вздохнув, закончил он. Его голос обладал некой странной силой, заставляя Мэн Хао слушать его.

— Это зеркало… — Мэн Хао неуверенно взглянул на него. На нём не было причудливой резьбы, а, наоборот, было покрыто ржавчиной, что делало его очень мутным.

— Младший брат, не обращай внимания на нечёткость этого зеркала. Ты должен знать, что истинные сокровища духовной природы часто маскируются под обычные вещи. Чем скромнее их вид, тем они ценнее, — Мэн Хао уже собирался положить медное зеркало на место, когда лукавый человек поспешно подошёл и остановил его. Он серьёзно посмотрел на Мэн Хао.

— Младший Брат, то, что именно ты взял зеркало, — это судьба. Ты действительно готов с ним расстаться только из-за его скромного вида? Я слежу за павильоном Сокровищ уже много лет и знаю происхождение всех предметов. Много лет назад медное зеркало произвело в государстве Чжао настоящую сенсацию, рухнув с Небес в луче яркого света. Завладев им, патриарх Покровитель в тайне изучал его, веря, что это дар самих Небес. В конечно итоге он не смог раскрыть тайну зеркала и пришёл к выводу, что ему суждено попасть в руки к тому, кто превзойдёт Землю и Небеса.

Мэн Хао удивился, услышав имя патриарха Покровителя. Он только попал во внешнюю секту и ещё многого не знал. В нём зародились сомнения.

— Патриарх Покровитель изучал его, но так и не понял. Я…

— Ты неправ, младший брат. Позволь старшему брату объяснить. Неудача патриарха Покровителя доказывает, что это необычное сокровище и уникально по своей природе. До тебя примерно десять человек брали его на изучение, хотя никто не преуспел в его изучении, никто не жалел о своём поступке.

— Что если… что если ты — тот самый избранный, для кого зеркало предназначено? В любом случае, если ты его возьмёшь, будь спокоен. Братья ученики, бравшие зеркало, возвращались спустя три месяца, и я позволил им поменять его на что-то другое. Имея со мной дело, ты скоро поймёшь, что я весьма добродушный человек. Я не хочу причинять неудобства братьям-ученикам.

— Если ты его возьмёшь, но не сможешь раскрыть его тайны, то просто верни его в любое время. Я поменяю его на что-то другое. Но если ты расстанешься с ним и выяснится, что ты предназначен для него судьбой, ты будешь сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь, — лукавый мужчина пристально смотрел на Мэн Хао. Когда он увидел сомнение на лице Мэн Хао, то расхохотался про себя. Новые ученики — такие лёгкие мишени. Всё, что ему нужно было сделать, так это рассказать им легенду о зеркале. Эти интригующие слова их пленят. Их сердца начинают учащённо биться.

— Но… — Мэн Хао занимался и читал с самого детства, поэтому был образован. Казалось бы, честное выражение лица лукавого мужчины навело его на мысль, что зеркало не соответствует его описанию. Но стоящий напротив него мужчина был полон решимости помешать ему положить зеркало на место. Если он бросит его на землю, это не сильно поможет. Он начал жалеть, что вообще взял его в руки.

— Младший брат, — непреклонно прошептал он, — не нарушай правила в свой первый день. Когда ты берёшь что-то в руки в павильоне Сокровищ, класть это на место запрещено, — лукавый мужчина решил, что этого будет достаточно. Этим трюком он заставлял людей брать зеркало. Он взмахнул своим широким рукавом, свистящий ветер подхватил Мэн Хао и вынес его за пределы павильона Сокровищ, оставив снаружи.

За спиной дверь с грохотом закрылась.

За дверью послышался голос лукавого мужчины:

— Я добросердечен, когда дело касается братьев-учеников. Если ты действительно не предназначен для него судьбой, то можешь вернуть его через несколько дней.

Мэн Хао хмуро посмотрел на запертую дверь. Затем вздохнул и перевёл взгляд на медное зеркало в своей руке. На ум пришли слова из первой главы наставления по Конденсации Ци, и он заколебался. Если его действительно изучал патриарх Покровитель, значит, оно должно чего-то стоить. Покачав головой, он убрал зеркало в свой халат. Бросив гневный взгляд на павильон Сокровищ, он развернулся и ушёл.

Сверяясь с картой в нефритовой дощечке, он следовал по зелёным дорожкам внешней секты. В районе полудня он нашёл свой дом. Располагался он у северной границы, в удалённой части внешней секты. Неподалёку стояли несколько домов.

Он толкнул дверь, и та с шумом распахнулась. Внутри стояли кровать и стол. Мэн Хао был доволен увиденным. Это место было гораздо лучше его предыдущей комнаты в квартале слуг.

Скрестив ноги на кровати, он глубоко вздохнул и достал из халата медное зеркало. Погрузившись в его изучение, он не заметил, как солнце начало садиться за западными горами. Он зажёг масляную лампу и продолжил, но безуспешно. Он не имел ни малейшего понятия, для какой цели служит это зеркало.

С какой стороны ни посмотри, медное зеркало выглядело совершенно обычным.

Глубокой ночью Мэн Хао отложил зеркало и взглянул через окно на луну. В памяти возник толстый юноша и его храп. Самую малость, но ему этого не хватало.

На небе ярко светила луна. Лунный свет мягко касался карниза его окна. Тишину нарушал только шелест деревьев на ветру. Глядя на луну, Мэн Хао вздохнул. Душа его затрепетала, словно началась новая глава его жизни. Он прошептал:

— Я больше никогда не буду учёным из уезда Юньцзе. Я стал учеником во внешней секте Покровителя…

Собравшись с мыслями, Мэн Хао закрыл глаза и начал медитировать, циркулируя нить духовной энергии в своём теле. Живя таким образом несколько месяцев, это уже вошло в привычку.

Единственное отличие внешней секты от квартала слуг было в том, что тут никто не готовит тебе еду. Здесь каждый сам заботиться о собственно пропитании. Если не выйдет, то ты просто умрёшь с голода, и никто даже бровью не поведёт. Однако за все годы существования внешней секты Покровителя никто пока не умер с голоду.

По достижении первой ступени Конденсации Ци стало возможным вбирать и излучать духовную энергию Неба и Земли. Жизнь это поддерживало, хотя голод не заглушало.

Спустя несколько дней. После полудня Мэн Хао, скрестив ноги, медитировал, когда снаружи неожиданно прозвучал жалобный крик. Распахнув глаза, он подошёл и выглянул в окно. Перед ним предстала картина: ученик внешней секты, которого бил ногами другой ученик. Из раны на груди сочилась кровь, но он не был мёртв, просто ранен. Нападающий взял его бездонную сумку, хмыкнул и пошёл прочь.

Избитый ученик с трудом поднялся на ноги, в его взгляде сквозила неприкрытая ярость. Шатаясь, он скрылся из виду. Наблюдавшие за этим люди проводили его насмешливым взглядом.

Мэн Хао молча наблюдал. За последние несколько дней подобное повторялось неоднократно, внешняя секта предстала для него в новом свете.

Спустя ещё семь дней. За это время Мэн Хао видел ещё больше случаев грабежа учеников. Грабёж и драки между учениками внешней секты заставили Мэн Хао всё больше замыкаться в себе. Особенно тревожным выглядели убийства ученика второй или третьей ступени Конденсации Ци в публичной зоне. Из-за этого Мэн Хао всегда с особой осторожностью покидал дом.

Благодаря тому, что его Культивация была низкой, и отсутствию у него ценностей большинство просто не обращали на него внимания.

В действительности Мэн Хао достиг мёртвой точки в своей культивации. Вторая ступень Конденсации Ци отличалась от первой. Ему по-прежнему была нужна духовная энергия, но в наставлении по Конденсации Ци было указано, что его смертное тело начало меняться. Поэтому достижение второй ступени Конденсации Ци требовало намного больше духовной энергии, чем первая ступень.

Одновременно с этим Мэн Хао узнал значение скрытого таланта. Способность тела впитывать духовную энергию Неба и Земли как раз и являлась скрытым талантом. Чем сильнее был скрытый талант, тем больше энергии могло впитать в себя тело. Соответственно, чем слабее скрытый талант, тем меньше энергии оно могло впитать. Для людей со значительным скрытым талантом чем больше времени они проводили в дыхательных упражнениях, тем больше духовной энергии они могли впитать.

По примерным расчётам, чтобы достичь второй ступени Конденсации Ци, ему потребуется как минимум год или два. Время для достижения третьей ступени будет во много раз больше.

Если, конечно, он не добудет несколько целебных пилюль или духовных камней. Их можно использовать для усиления духовной энергии, тем самым сократив этот срок. Именно поэтому грабёж цвёл буйным цветом, ведь пилюли раздавались каждый месяц.

— Сильные становятся сильней, а слабые слабей, — прошептал Мэн Хао. — Так секта Покровителя воспитывает учеников внешней секты.

 

Одним ранним утром, на небе только начали пробиваться первые лучи солнца, Мэн Хао медитировал, как обычно. Кроме решимости, у него не было каких-то особых ресурсов. Поэтому он не отказался от медитаций и дыхательных упражнений по ночам. Колокольный звон зазвучал в каждом уголке секты, Мэн Хао медленно открыл глаза.

— Этот звон… — Мэн Хао, собравшись с мыслями, понял его значение. Радостный, он выбежал из комнаты, снаружи везде были спешащие ученики.

«Когда звонят колокола, наступает время раздачи духовных камней и целебных пилюль. Должно быть, сегодня тот самый день».

Всё больше людей сбегались на звук колоколов. Вероятно, здесь собрались все из внешней секты.

— День раздачи пилюль, — тяжело дыша, произнёс Мэн Хао. Он двигался с толпой, пока не достиг площади в центре внешней секты. Там располагалась колоссальных размеров площадь, на границе которой находились девять каменных колонн с вырезанными на них драконами. На главной колонне стояла платформа более девяноста метров в диаметре, над которой клубилось разноцветное облако. Внутри облака проглядывались бесформенные фигуры.

Больше сотни учеников внешней секты стояли в своих зелёных халатах, шептались и глазели на разноцветное облако.

Затем облако медленно рассеялось, обнажив рябого старика в золотом халате. Его безмятежное лицо источало спокойствие, естественную силу и достоинство. Глаза его светились, подобно молниям. Рядом с ним стояли двое: мужчина и женщина в серебряных халатах. Мужчина был весьма красив, на вид доброжелателен, хотя на лице у него застыла маска равнодушия. Увидев женщину, зрачки Мэн Хао сузились.

Она была той самой женщиной, что похитила его на горе Дацин пять месяца назад.


Предыдущая глава Следующая глава

Реклама