ЯЗН Глава 9

Предыдущая глава Следующая глава


Глава 9: Нетерпение и разочарование

Используя все свои техники третьей ступени, сила и скорость Чжао Угана возросла в несколько раз. Отвратительно и жадно ухмыляясь, он устремился к Мэн Хао, остро заточенные когти сверкали на солнце.

Он бы абсолютно уверен, что Мэн Хао сломается от страха. Он может убежать, но спастись — никогда.

— Беги, — засмеялся Чжао Уган своим звериным оскалом, его голос был настолько сильный, что воздух вокруг задрожал. — Тебе не спастись от техники Чжао Угана.

Пока Чжао Уган перекидывался в демоническую форму, Мэн Хао уносил ноги что есть мочи. Уголком глаза он заметил, что случилось, по его лицу скользнуло удивление. Затем, видимо, какая-то другая мысль промелькнула у него в голове, и удивление на его лице сменилось чем-то другим. Демоническая форма выглядела точно так же, как и форма других зверей, которых он взорвал при помощи медного зеркала. На самом деле его шкура сияла намного ярче, чем шкуры этих зверей.

Мэн Хао внимательно посмотрел на Чжао Угана, на лице по-прежнему было странное выражение. Густая, золотая шерсть делала его похожим на царя зверей.

Чжао Уган, увидев выражение лица Мэн Хао, был потрясён. Когда он пробился на третью ступень Конденсации Ци, он испытал Демоническую Трансформацию, но впервые он показал её кому-то постороннему. Странное выражение лица Мэн Хао разозлило его. Он хмыкнул, и его глаза загорелись убийственным светом.

— Я думаю… тебе должно понравиться это медное зеркало, — пролепетал Мэн Хао. Видя, как скорость Чжао Угана в демонической форме возросла, он осознал, что тот сократит разделяющее их расстояние очень быстро. Сделав пару шагов назад, он хлопнул по своей бездонной сумке правой рукой. Тут же появилось медное зеркало. На лице по-прежнему было странное выражение, он сверкнул зеркалом в сторону Чжао Угана, и оно блеснуло надменно и величественно.

Как только зеркало заблестело, Мэн Хао почувствовал ранее не виданный жгучий жар. По сравнению с другими демоническими созданиями его реакция на Чжао Угана была намного сильнее. Словно из него был высвобожден неутолимый голод. В этот момент невидимый Ци вырвался из зеркала и устремился вперёд.

Чжао Уган прыгнул на Мэн Хао, от него исходила смертоносная, свирепая аура. Неожиданно он ощутил, как странный ци проник в его тело. Он яростно бурлил внутри, снаружи это выглядело так, словно ци скрёбся, пытаясь выбраться наружу. Чжао Уган изменился в лице. Все его внутренности сотрясла острая боль, которая быстро возросла до критического уровня. Не раздумывая, он протолкнул ци вниз в свой даньтянь, для того чтобы вывести его из тела.

Ци был очень силён, казалось, искал слабое место, чтобы выбраться наружу. Когда он втолкнул ци в свой даньтянь, тот устремился в сторону его ягодиц и, мгновенно причинив мучительную боль, вырвался наружу. Чжао Уган издал душераздирающий вопль.

Он никогда в жизни не издавал подобных звуков, потому что подобное он испытывал впервые в жизни. Всё его тело задрожало, и он гневно уставился на Мэн Хао. Смертоносный огонёк в его глазах разгорелся ещё сильнее.

— Старший брат Чжао, — произнёс Мэн Хао. Сердце бешено стучало. Впервые в жизни он с кем-то сражался. — Почему бы не закончить всё сейчас? Если ты не будешь усложнять жизнь мне, я, в свою очередь, сделаю то же самое. Счастливый конец.

Он сомкнул руки на зеркале. Истошные крики его противника выбили его из колеи. Он больше не мог выносить это. Всё-таки он человек, а не демоническое создание.

— Ах ты, мелкий ублюдок! — закричал Чжао Уган. — Сегодня я не просто убью тебя. Я спущусь с этой горы, найду твою семью и убью их! Я опорочу весь твой клан!

От боли он практически сошёл с ума. С горящими глазами он издал дикий рёв и бросился на Мэн Хао, его острые когти блестели, готовые разорвать его на куски.

Мэн Хао был простым учёным, который никогда не участвовал в битвах. Но он был не робкого десятка. Услышав слова Чжао Угана, его глаза загорелись смертоносным огнём. Нет смысла договариваться с тем, кто явно пытается спровоцировать тебя. Он не мог вынести этих несчастных воплей, но, услышав подобные угрозы, любой бы вышел из себя. Отступив на пару шагов, он решительно поднял зеркало.

Приближаясь, Чжао Уган ощутил, как что-то с грохотом приближается к нему. Ещё раз ужасающий ци проник в его тело. Учитывая пережитое, он защитил себя, запечатав ци так, чтобы энергия не могла вырваться. Он уже было обрадовался своему успеху, как вдруг она с грохотом прошла через всё его тело и вырвалась через его левое ухо.

Боль была во много раз сильнее, чем раньше, он издал пронзительный, нечеловеческий вопль. Следом его правое ухо взорвалось, окатив всё фонтаном кровавых брызг.

Голова как будто была готова расколоться надвое, а его лицо побелело. Отупело, он уставился на Мэн Хао. Затем на его лице появилось выражение чудовищной жестокости.

— Я убью всю твою семью, а затем уничтожу весь твой клан! Я заставлю их почувствовать ту же боль, а потом, насладившись их воплями, я позволю им сдохнуть!

Терпя боль и ничего не слыша, он прыгнул на Мэн Хао, полный безумной решительности прикончить его.

— Я сохраню тебе лицо и пропущу это мимо ушей! — произнёс Мэн Хао в изумлении. Он никогда не видел, чтобы зеркало взрывало ухо. Непреклонный, он ещё отступил и вновь сверкнул зеркалом в Чжао Угана.

— Мэн Хао! — закричал Чжао Уган, его правое ухо рвалось на куски. Оба уха опухли. Он больше не выглядел свирепым и яростным, а скорее изумлённым и напуганным. Он развернулся быстрее, чем когда-либо в жизни, и попытался сбежать, не желая больше иметь дело с Мэн Хао. Но от страха он дрожал настолько сильно, что не смог даже сбежать. Вместо этого он собрался и опять вызвал своё желание убивать. Он причинит страдание семье Мэн Хао и заберёт это проклятое медное зеркало.

Однако, когда он развернулся, зеркало впервые вылетело из рук Мэн Хао. Казалось, оно заинтересовалось происходящим. Оно полетело за Чжао Уганом, многократно атаковав его. В глазах Чжао Угана отражалось отчаяние. Какая-то могучая сила проникла в его тело. Не в силах сдерживаться или бежать, он закричал. Что-то подбросило его в воздух, и левое ухо, правое ухо, грудь и, наконец, ноги взорвались.

Ци вырвался, окатив всё вокруг фонтаном кровавых брызг, спустя десять вдохов глаза Чжао Угана потухли, а его тело медленно превратилось обратно в человека. Мех исчез, и, видимо, поэтому медное зеркало, потеряв интерес, вернулось обратно к Мэн Хао. Тело Чжао Угана упало на землю.

Повсюду кровь. В пустых глазах Чжао Угана застыли ужас и отчаяние. Лицезрев подобную сцену, любой бы дрогнул.

Глядя на бездыханное тело Чжао Угана, Мэн Хао сделал глубокий вдох. Медное зеркало вновь легло в его руку, отчего он поёжился. Он затрепетал в благоговейном ужасе. Взорвать дикое животное — это одно, живой человек — совсем другое дело. От раскинувшейся перед ним кровавой сцены его затрясло. От зеркала исходил запах смерти, и ему нестерпимо захотелось избавиться от него. Он ослабил хватку, и оно упало на землю.

Всё-таки он был обычным учёным. Зеркало поначалу казалось интересным, но его ужасающая природа шла в разрез с конфуцианскими идеалами, в которые верил Мэн Хао.

Он молча постоял некоторое время, в его сердце бушевал конфликт. В его же глазах отражалось разочарование. Глубоко внутри он по-прежнему был учёным из уезда Юньцзе. Он говорил людям правду, никогда не вступал в драки, не говоря уже об убийстве. Это уже стало частью его натуры и было нелегко изменить. Пока он обдумывал ситуацию, его сердце металось в поисках решения.

«Этикет, счастье, доброта и справедливость конфуцианства, поиск истины, требование воздерживаться от смертоубийства. Но секта провозглашала: «Сильный поедает слабого». Теперь я понял смысл этих слов, но понять и применить — разные вещи…»

От одной мысли о произошедшем Мэн Хао сковывал ужас. Спустя некоторое время он глубоко вздохнул и собрался было уже уходить.

Но, сделав пару шагов, он, скрипя зубами, обернулся и подошёл к телу Чжао Угана. Он поднял его бездонную сумку, а затем вызвал огненную змею и направил её на тело.

Огонь не смог полностью сжечь тело, поэтому Мэн Хао проглотил пилюлю Духовной Конденсации и выстрелил огненной змеёй ещё три раза. Вскоре он сжёг тело до неузнаваемости.

Он совершил несколько дыхательных упражнений. Затем нехотя выстрелил огненной змеёй ещё два раза. Теперь тело превратилось в пепел.

Глядя на зеркало, он стиснул зубы, подошёл и, крепко схватив, поднял его.

Запутавшийся и напуганный, Мэн Хао спешно направился к своей пещере Бессмертного. Он сел в оцепенении и просидел так долгое время, прежде чем наконец открыть сумку Чжао Угана. Увидев содержимое, его глаза засверкали. Мрачное настроение от его первого убийства неожиданно пропало.

— Этот парень богач! — затаив дыхание, воскликнул Мэн Хао. В бездонной сумке находились восемь духовных камней, семь пилюль Духовной Конденсации и костяной обломок, покрытый странными символами.

Он рассмотрел костяной обломок и затем отбросил его в сторону. Там описывалась техника Демонической Трансформации. Он не посмел коснуться её. У него не было ни малейшего желание обернуться демоном и быть уничтоженным собственным зеркалом.

Отбросив костяной обломок, он неожиданно вспомнил о летающем мече. Он сразу же вышел из пещеры и отыскал его в джунглях. Подняв короткий белый меч, он вернулся в пещеру, чтобы изучить его.

Мэн Хао не мог придумать способа, как увязать между собой путь Бессмертных и путь Конфуция. Он решил прекратить размышлять об этом. Возможно, однажды он поймёт как, но сейчас самым важным для него было найти способ выжить в секте.

Полный решимости, он достал духовные камни и ощупал их. Следом он достал медное зеркало и положил его рядом, глядя на него ещё некоторое время.

«Старший брат Чжао спровоцировал меня, — подумал Мэн Хао. — Я должен был дать сдачи. Я пытался всё уладить, но он отказался. Я убил человека, но я пытался быть благоразумным. Я проявил доброту, он же хотел смерти. От зеркала разит кровью. В руках злодея — это будет орудие зла, но в моих руках оно будет иным. В моём сердце конфуцианская доброта, и это сокровище принадлежит мне. Оно будет иным».

Он посмотрел на зеркало и сделал глубокий вдох.

«Оно не просто что-то взрывает и не просто жаждет крови. В будущем я буду использовать его с осторожностью», — он бормотал это про себя некоторое время, затем поднял голову, думая о других тайнах зеркала и его надежде. Он заскрипел зубами.

«Успех или неудача. Теперь-то мы посмотрим. В случае успеха я буду практиковать культивацию в невиданной ранее манере», — отбросив сомнения, Мэн Хао вытащил демоническое ядро и половину духовного камня, затем положил их рядом на зеркало. Весь в предвкушении, он принялся ждать.

Прошло достаточно времени, чтобы прогорело половина благовонной палочки, но ничего не произошло. Демоническое ядро не изменилось, духовный камень не исчез. Оставалось только одно демоническое ядро.

Мэн Хао нахмурился. Он начал мерить шагами пещеру, прежде чем вновь взглянуть на зеркало.

«Не может быть. В прошлом месяце их точно было два…»

Он, глубоко задумавшись, уставился на духовный камень на зеркале. Спустя некоторое время он хлопнул по бездонной сумке и вытащил ещё половину духовного камня, которую он аккуратно положил на зеркало.

Как только духовный камень коснулся поверхности зеркала, чёрная аура прокатилась по поверхности зеркала, делая его похожим на озеро. Два духовных камня погрузились в него, чернота покрылась рябью, сгущаясь на демоническом ядре. Затем рядом с первым демоническим ядром появилось ещё одно!

Это ошеломило Мэн Хао. Хотя он приготовился к чему-то подобному, это всё-таки поразило его до глубины души. Спустя пару мгновений он поднял два демонических ядра и взволнованно их обследовал.

«Так это правда! Изумительно!»

Ему стало трудно дышать, потребовалось некоторое время, прежде чем он взял себя в руки. Внезапно всё стало возможным. Он сделал пару глубоких вдохов и попытался повторить процесс ещё раз.

Один камень, два камня… девять камней, в конце у него остался только один. Перед ним лежало четыре целых демонических ядра. Если считать оригинал, то пять.

Ядра источали сладкий, пьянящий аромат. Его лицо растянула глупая улыбка, он осознал, что раньше никогда не владел таким богатством. Перед ним предстало то, чего не видел ни один ученик внешней секты.

Его веселье растянулось глубоко за полночь. Стиснув демонические ядра, он положил одно на язык и проглотил. Два часа спустя он открыл глаза и съел ещё одно.

Раньше он никогда не поступал так расточительно. К тому времени, как, казалось, безграничная энергия демонических ядер полностью рассеялась в его теле, на горизонте забрезжил рассвет.

Его тело гудело, и больше количество нечистот выделялось через поры. Когда он открыл глаза, они ярко сияли.

«Третья ступень Конденсации Ци!»

Мэн Хао было этого мало. Взгляд его упал на три оставшихся ядра. Он съел ещё одно. К рассвету следующего дня он израсходовал все демонические ядра. Его культивация была на волоске от пика третьей ступени Конденсации Ци.

Что касается восьми пилюль Духовной Конденсации, они не сильно помогут Мэн Хао, учитывая его текущую культивацию. Даже если он использует их всех, толку будет немного. Он подозревал, что это как-то связано с демоническими ядрами. Учитывая, что пилюли Духовной Конденсации распределялись в секте на постоянной основе, они не должны быть такими малоэффективными.

«Небольшое их количество мало чем поможет. Даже если я проглочу дюжину, особого эффекта не будет».

Мэн Хао закрыл глаза. Духовная энергия начала концентрироваться в его теле, постепенно превращаясь из крохотного ручья в настоящую реку. Река пока была ещё не очень широкой, но его всё равно затопило чувство невероятной силы.

Если учесть шокирующий уровень силы, Мэн Хао знал, что по сравнению со вчерашним днём он совершил полное перерождение. Раньше он был слабым практиком, которого любой мог задеть. Теперь же среди учеников третьей ступени, кто занял публичную зону, благодаря своей культивации он с лёгкостью мог бы занять место одного из сильнейших учеников.

Он взволнованно взмахнул рукой, появилась огненная змея размером с его руку. Её жар сразу же нагрел пещеру Бессмертного. Изрыгая волну огня, огненная змея внушала благоговейный ужас.

Если бы он столкнулся с Чжао Уганом сейчас, то со своим нынешним уровнем силы его огненная змея по меньшей мере серьёзно бы его покалечила или вовсе убила.


Предыдущая глава Следующая глава

Реклама